Ms_Cellophane
Design your universe
Практически не замеченные Rolo Tomassi уже десять лет разрушают традиции тяжелой музыки.

Вот молодая женщина, живущая у моря. Она проводит дни в своей комнате, сшивая наволочки для подушек и банты. Когда её парень возвращается домой из тура, они слушают Ханса Циммера на кухне и готовят вместе, следуя веганским рецептам. А когда она всем этим не занимается, она выплескивает свою гортанную злость в микрофон, мечась вокруг, кружась по сцене и размахивая каждой конечностью с силой, который бы хватило на то, чтобы порвать какую-нибудь материю на кусочки. Это способ дать всем её тревогам, накопившимся за неделю, исчезнуть обратно в море. Затишья и бури уравновешивают друг друга.
Ева Спенс – важная, но недооцененная фигура на британской сцене тяжелой музыки. Ей было всего 14, когда она присоединилась к Rolo Tomassi, экспериментальной маткор группе своего брата Джеймса. Она начинала с игры на клавишных, но потом стала вокалисткой, поскольку у группы были проблемы с поисками подходящего кандидата. Сейчас ей 25 и оба (она и её брат) до сих пор в группе – серьёзное долгожительство на сцене, где двери для новых имен то открываются, то закрываются снова. Территория, где преобладают мужчины и на которую попали Rolo Tomassi десять лет назад, неизменна: они остаются одной из немногих тяжелых групп с женщиной на вокале параллельно с Vales и более успешными коммерчески Marmozets.
Несмотря на важность Евы и её группы, девушка остается загадкой. Она может быть на виду у тысячи людей, опустошая свои легкие, но она всегда держится на расстоянии от прессы и вторжения в её жизнь, которое неминуемо, когда ты играешь в группе, которой уже десять лет. Вы не увидите множество высказываний, которые её принадлежат. «Скажу вам честно (и вы тут не причем), я просто не люблю всё это,- признается она.- Интервью меня нервируют. И я не совсем уверенный в себе оратор. Да, я знаю, что это часть нахождения в группе, но…»
Благодаря пребыванию в столь андеграундной группе, она могла прятаться все эти годы. Мне становится интересно, происходит ли это потому, что она очень скрытный человек. Она соглашается: «Определенно. Я всегда была такой. Некоторым людям хочется быть в группе и находиться у всех на виду, а я лишь желала заниматься музыкой со своими друзьями. Мне всегда нравилось писать музыку с ними, выходить на сцену и исполнять всё это». Но вы можете быть уверенны, что то, что она скрывает от публики, она выражает через музыку Rolo Tomassi.
Если их прошлый альбом Astraea был светлым и позитивным, то Grievances – его тёмная сестра. На обложке альбома изображен хаотично льющийся дождь, что должным образом рассказывает о его содержании. Основные песни более мелодичны, чем предыдущий материал, в них неистовство сочетается с печалью, математикой, буйством, но они такие же безысходные, как первый сингл Stage Knives. Они разбавлены красивыми, расслабляющими партиями на фортепьяно и скрипке, больше похожие на то, что вы можете ожидать от таких эмбиент исполнителей как Grouper, чем от группы, считающейся нинтендокором. Тревожный альбом. Он кончается словами «Меня нет нигде» и «Никто не будет любить нас такими, какие мы есть», повторяющиеся на фоне мистических клавишных, что переносит слушателя в пустое печальное пространство. Безусловно это тот саундтрек, который они хотели сделать.



Ева не хочет рассказывать, о чём эти строчки. Да и любые другие. Они личные. Или скорее: «Они откровенные в самом темном смысле этого слова». Тексты, в которых она выражает свои чувства, стали чем-то вроде дневника с тех пор, как группа существует. «Прочтите любой из наших текстов и вы увидите мою жизнь. Может быть». То, что она не дает никаких намеков на смысл содержания, не умаляет её работу, потому что изюминка творчества Rolo Tomassi именно в красоте текстов. Их темы ясны, но такая же яркая, как и каждая фраза в тексте, их греческая эпичность оставляет их висеть в воздухе. Если вам хочется больше, чем просто позволить этим текстам толкнуть вас во тьму, вам придется решать, что они означают.
Хотя Ева пишет многие тексты сама, иногда она и её брат работают дуэтом. «Он приехал в Брайтон для этого альбома, чтобы поработать над песнями. Если бы была строчка или часть песни, которая нам не понравилась, мы бы поработали над ней вместе». И хотя они работают вместе так тесно, загадка между ними всё равно остается. «Мы не рассказывали друг другу о смысле некоторых песен на альбоме. Это что-то вроде «Не спрашивай и не отвечай»,- говорит она тихо.- Мы хорошо понимаем друг друга и не проявляем лишнее любопытство».
Если вы видели Rolo на сцене, то вы определенно были удивлены, увидев, что на Еве надета юбка или блузка. В то время как её движения на сцене резки и агрессивны, они также грациозны и изящны в своей злости. Она похожа на Мередит Грейвс из Perfect Pussy в том, что воплощает нежность и мягкость в окружении жесткости. Есть нечто вдохновляющее в том, что она не подвергла свою женственность опасности, делая то, что до сих пор считается признаком мужественности. В сущности, она осталась собой, работая далеко от сцены и её традиций.
Она дружелюбная, застенчивая, но доступная и вполне готовая к контакту. Иногда она, возможно, не хочет говорить о себе, но она всегда рада говорить о том, какое новое направление выбрали Rolo Tomassi в плане творчества. «Теперь всё по-другому. В прошлом наше творчество было направлено на техничность и эффектность, мы хотели увидеть, как далеко сможем зайти,- говорит она.- Но на данный момент мы сфокусировались на чем-то более эмоциональном. Мы очень хотели, чтобы это звучало, как что-то вроде саундтрека».
Когда Rolo вернулись из тура в конце 2013-ого года, Ева переехала в Брайтон, а их барабанщик Эд решил, что больше не хочет быть в группе. «Он мой очень старый друг и просто не хотел больше всего этого. Мы до сих пор очень хорошие друзья». Вместе с Евой у моря в Брайтоне, остальной частью группы в Ноттингэме, новым барабанщиком и новым видением мира, которое уже зародилось в их мозгу, группа начала создавать Grievances.
«Grievances появился из зловещего места,- признается Ева.- У нас был тяжелый год. И всё, о чём мы писали, было из нашего личного опыта. Вот когда мы писали Astraea, мы чувствовали такой позитив. Было радостно выражать то, как мы себя ощущали тогда. Но многое изменилось после этого альбома».



Rolo Tomassi – группа, которая никогда не достигала того коммерческого успеха, который заслужила. Возможно потому, что они никогда не переставали быть независимой группой. Возможно потому, что интервью были редкими, а музыкальный мир очень любит болтовню. Возможно, теперь всё изменится. Grievances превосходит прошлые альбомы своим особым, свежим чувством. Они подписаны на лейбл Майка Паттона Ipecac Recordings для релизов в США и Японии, а в Лондоне прекрасный независимый лейбл Holy Roar, который работал с такими группами как Employed To Serve и Gallows, выпустит их Grievances первого июня. И Ева готова к большему прессу во время этого: «Наше интервью, может быть, моя практика».
После летнего тура планы Евы на год такие же, как её планы на всю оставшуюся жизнь: продолжать кричать на сцене, писать тексты и жить около моря. Потому что эти три вещи – то, что держит её в гармонии. В любом случае, она делала это десять лет, практически незамеченной. Почему что-нибудь должно измениться?